Новости | История проекта | Редакция | авторы | Хотите написать статью? | Ссылки | Гостевая  
ГАЛА-НОВОСТИ
КОМЛИНК
Гиперспейс
Выше звезд
Библиотека
наши герои
про-образы
Откровение не от Лукаса
Точка зрения
Техника на грани
Колонка Р2Д2
Кантина

Точка зрения

Править Галактикой вместе

            ***
Нет, я иду: судьба меня зовет!
В малейший нерв она вдохнула крепость
Льва африканского. Он все манит -
Пустите, или - я клянусь вам небом -
Тот будет сам виденьем, кто посмеет
Держать меня! Вперед! Я за тобою!
              ***
Я твоего отца бессмертный дух,
Во тьме ночей скитаться осужденный,
А днем в огне обязанный страдать,
Пока мои земные прегрешенья
Не выгорят среди моих страданий.
Когда б мне не было запрещено
Открыть тебе моей темницы тайну,
Я начал бы рассказ, который душу
Твою легчайшим раздавил бы словом:

Внимай, внимай, внимай, когда любил
Ты своего отца, мой сын! 

            Уильям Шекспир. Гамлет  
              (пер.А.Кронеберг)

"Звездные войны" тем и хороши, что любой найдет в них то, что "по сердцу": фантастическую технику, батальные космические сцены и битвы на мечах, философские проблемы добра и зла, любовь и дружбу, сказку и приключения. С появлением приквелов, похоже, основной проблемой "Star Wars" стала судьба Энакина Скайуокера и его переход на Темную Сторону Силы и обратно. А я хочу затронуть тему, которая, казалось бы, вовсе не главная в саге. И, тем не менее, именно она и стала <двигателем> всего сюжета. Я говорю о взаимоотношениях <отец-сын>. Каким путем отец и сын шли друг к другу? Когда у Вейдера проснулись "отцовские чувства", и когда в человеческую сущность бездушного убийцы поверил Люк?

По традиции начнем с середины, то есть с Оригинальной трилогии. Наивный, полный романтических мыслей мальчик по имени Люк Скайуокер мечтает поскорее выбраться с Татуина и поступить в Академию, чтобы стать пилотом. Почему? Потому что пилотом был его отец - об этом не раз говорил дядя. Быть как папа - нормальное желание всех сыновей. А если ребенок рос без отца, это желание усиливается созданным в воображении образом того, кто мог быть его отцом.

Кинокритики отмечают, что популярности саги способствовал вполне "демократический" фактор. С начала 60-х годов бракоразводные процессы перестали быть редкостью, и миллионы мальчишек и девчонок из неполных семей, как в США, так и в мире, в образе "безотцовщины" - Люка увидели себя.

Так чего же хочет этот светловолосый юноша от жизни? Приключений? Возможно. Победы восстания над Империей? Разумеется, да. Стать великим джедаем? Конечно. Но самая главная цель в жизни Люка Скайуокера - быть как отец и - позже - быть с отцом. Люк говорит об этом прямо на протяжении всей саги.

4 эпизод. Люк возвращается с сожженной фермы Ларсов и говорит Бену: "Я хочу познать Силу и стать джедаем, КАК МОЙ ОТЕЦ". Нет, не мести хочет этот юноша! Не победы над Империей. Даже не встречи с таинственной красавицей с голограммы. У него на поясе самый дорогой подарок - отцовский меч, и теперь ничто не мешает ему подняться до уровня того, кто был когда-то сильнейшим форс-юзером в Галактике. Величайшим джедаем, героем клонических войн и хорошим другом...

5 эпизод. Люк на Дагобахе встречает странного зеленого человечка. Тот его спрашивает: "Почему ты хочешь стать джедаем?". Что отвечает ему Люк? "Думаю, ИЗ-ЗА ОТЦА". Заметим - отвечает абсолютно искренне, так как не понимает, кто перед ним. И пока никто не знает, что за таинственную фразу обронил Йода - "В нем много злости, как у его отца":

6 эпизод. Финальная сцена. Широким жестом отбросив свой меч, Люк Скайуокер говорит Императору свое знаменитое: "Я - джедай, КАК И МОЙ ОТЕЦ до меня". То, о чем мечтал юноша, свершилось: он обрел отца и стал таким, как он.

У Люка Скайуокера появился отец. У Энакина Скайуокера отца не было. Он рос в "неполной" семье, в рабстве, без свободы и <светлого будущего>. Но, как и все мальчишки, хотел, чтобы у него был сильный, умный и смелый папа.


Образ отца для него означал всю полноту проявления и утверждения: свобода, безопасность, возможность безопасного действия, покой и безопасность для мамы. Добро было с мамой, но оно было слабым. Это было добро, обеспечивающее лишь основное - выживание. Отец - это сильное добро, это главное плюс необходимо важное в одном лице.

Я так и представляю, как Эни заглядывал в лица заезжих и местных проходимцев, думая: "А вдруг этот или этот - мой отец? Как бы мне узнать его? Если бы он узнал меня!" И вот светлая минута пришла. В жизни Эни появилась отцовская фигура Квай-Гона. Мечта превзошла все ожидания мальчика: Квай-Гон был не какой-нибудь там замухрышный контрабандист или наемный убийца, а джедай из Республики, защитник мира и справедливости! Статус заоблачный! Трепет Эниного сердечка - полет гадкого утенка, превратившегося в лебедя, над убогим птичьим двором, где ходит важный индюк Джабба.

Это во славу своей мечты мальчик бесстрашно участвует в гонках. Это мечта дала ему силы победить - несмотря ни на малолетний возраст Эни, ни на состояние машины, ни на злобного Себульбу. Это было торжество духа над косной страшной материей Татуина.

Квай-Гон был не просто себе мечтой Эни. Он был его бриллиантовой мечтой! А кем был мальчик для мастера-джедая? Знаете английскую форму образования названий родственников не по крови, а по выбору любви родных (mother-in-law, brother-in-law и т.п.)? Так вот, Эни был для Квай-Гона son-in-Force.

Ведь кто же мог знать, что татуинский период - только пролог к дальнейшим мытарствам Энакина Скайуокера, и что "судьба-злодейка" так просто не сдается. Гибель Квай-Гона была самым ужасным событием в жизни мальчика. Он обрел и потерял - с небольшим интервалом - надежду на лучшее. "А счастье было так возможно, так близко - но судьба моя..." Перед ним буквально захлопнулись двери рая на земле.

Когда Совет джедаев говорил "мальчик не годится" и т.д., Эни не принимал это так уж близко к сердцу. Он верил, да что там верил, он твердо знал, что Квай-Гон его не бросит. Он мечтал об отце и обрел отца - что ему еще? Подумаешь, говорят, что он "слишком врослый", что в нем "страх", "гнев" и т.д. В нем не страх и гнев, а знание жизни и умение выживать, Татуин - его плоть и кровь, его "основное". У него есть отец, который не даст его в обиду. У него есть весь мир. Когда Квай-Гона не стало, мир рухнул.

Автор: Старый дипломат


Энакин Скайуокер найдет "своего" отца в 3 эпизоде, но эта "находка" окажется роковой для судьбы всей Галактики. Мудрый и расчетливый правитель, сильный и непобедимый, который найдет путь к сердцу талантливого и смелого юноши и подчинит его себе. И до последних дней будет звать его <мой друг>. Нет, не стал бы Вейдер служить Палпатину, не испытывая к нему положительных чувств. Но между повелителем и сыном Вейдеру пришлось сделать выбор.

Знал ли Вейдер о существовании детей, нам точно не известно. Но впервые в ОТ речь о сыне заходит в 5 эпизоде, во время беседы Темного Лорда ситхов с голограммой повелителя. Император приказывает найти и убить "нового врага". Как известно, у ситхов подчинение ученика учителю должно быть абсолютным. Вероятно, именно так и вел себя Вейдер на протяжении десятилетий службы у Императора. Но здесь Вейдер совершает нечто совершенно возмутительное - он смеет перечить Палпатину!

Что это было? Отзвук прежней упертости и самоуверенности Энакина? Или желание убедить повелителя оставить жизнь тому, кого Сидиус издевательски назвал "сын Скайуокера"? Красноречивая зловещая улыбка Палпатина, вероятно, может дать ответ на этот вопрос. Или Император все же был уверен, что Энакин Скайуокер умер окончательно?

Вопросов больше, чем ответов, но одержимость Вейдера в поисках "сына Скайуокера" видна даже через черную маску. Весь 5 эпизод Темный Лорд Ситхов не думает ни о повстанцах, ни об Империи, ни о строящейся новой "Звезде смерти". Даже поимка неуловимого "Сокола" интересует его только как способ заманить к себе Люка (не задавали себе вопроса - почему Вейдер не поинтересовался у пленных о местонахождении базы повстанцев? Ведь они прекрасно знали, куда надо лететь после "захвата" Хота...)

"Вы ему не нужны. Ему нужен некто по имени Скайуокер" - проходная фраза второстепенного персонажа по иронии судьбы стала чуть ли не лейтмотивом поступков Вейдера в 5 эпизоде.

А что же привело на Беспин Люка? Повинуясь наследственному порыву "держите меня семеро", недоученный джедай кидается на помощь своим друзьям (а разве не так поступил бы на его месте отец?). Но вместо этого ноги (Сила? Самонадеянность? Случайность? Уловки Вейдера? - последнее, конечно, вернее всего) привели его в зал с карбонитовой установкой. Люк шел на бой с Вейдером. Он жаждал отомстить за отца.

- Сила с тобой, молодой Скайуокер, но ты еще не джедай.

Один из самых сложных вопросов саги - почему Люк отважился на поединок с Темным Лордом. Вполне понятно, что за столь короткий срок юноша не овладел боем на мечах, не познал Силу. Он однозначно слабее. Он безусловно проиграет это столкновение. Он не сможет победить ситха. Он знает это. И он принимает бой, первым зажигая меч.

После долгих минут салочек, пряток и маханья световыми мечами, во время которых Люк вряд ли успевал о чем-нибудь думать, кроме как о самообороне, две фигуры оказываются над шахтой. Удар мечом - и молодой соперник теряет руку.

Ослепленный агонией юноша ползет к стойке над шахтой, завороженно глядя на темную фигуру, предлагающую ему все - жизнь, Силу, возможность завершить войну. Но нет - это соблазн Темной стороны. Этому чудовищу нельзя верить: <Он обманул и убил твоего отца>.

- Нет. Я твой отец.

И вся стройная пирамида мирозданья развалилась. Все, во что верил и о чем мечтал Люк, оказалось чудовищным заблуждением. Как-то далек был созданный в воображении образ отца от того типа в черных доспехах, который пытал друзей, избил его самого до полусмерти и под конец лишил руки. Но это был действительно ЕГО отец. Отец, сказавший правду, в то время как Кеноби солгал, а Йода утаил самое важное.

Самое время разрядить обстановку анекдотом:

Вейдер обращается к Люку: 
<У меня две новости - хорошая и плохая. 
Хорошая: твой отец жив...>

Оставим в покое Люка - ему (вместе со зрителем) еще не один месяц понадобится, чтобы отойти от шока. Не менее интересно, что в этот момент происходит с Вейдером.

"Мы сможем остановить этот разрушающий конфликт". "Принесем порядок в Галактику". "Ты можешь уничтожить Императора". "Править Галактикой вместе, как отец и сын". Знаменитое "join me" и рука, протянутая вперед. Не то зовущая за собой, не то просящая поддержки:

"Пойдем со мной", - говорит отец сыну. Отцу не справиться одному, они нужны друг другу. "Это единственный выход". Единственный выход - быть вместе. И вновь Темный Лорд Ситхов сказал абсолютную правду: Один, стоя на командном мостике "Стардестроера", другой - в отсеках "Сокола", в едином порыве, словно молитву, оба произносят одни и те же слова:

- Люк! - Отец! - Сын, пойдем со мной... - Бен: почему ты мне не сказал... - Люк... это твоя судьба... - Бен... почему ты мне не сказал...

Еще никто не звал Люка "сын". И никто никогда не звал Вейдера "отец". Они оба хотят одного - быть вместе. Они искали друг друга долгих два десятка лет. Их судьбы неотделимы друг от друга. И тот, и другой после встречи на Беспине станут смотреть на мир иначе. А для имперских офицеров так и останется загадкой, почему Дарт Вейдер смолчал, когда <Миллениум Фолкон> исчез в гиперпространстве.

Шестой эпизод. Заметно повзрослевший за полгода Люк стоит перед серьезным выбором. На одной чаше весов - <голубая мечта> детства, светлый образ отца-героя. На другой - самый настоящий отец, но очень далекий от детских идеалов. И Люк, повинуясь юношескому максимализму, выбирает оба варианта.

Обрывки голограммы сложились в причудливый узор. Его отец был великим джедаем, прекрасным пилотом, хорошим другом. Но его соблазнила Темная Сторона. Кеноби не смог обучить его должным образом, и Энакин Скайуокер стал Дартом Вейдером - более машиной, чем человеком. И все это "с определенной точки зрения" Бена. А с точки зрения Люка, в его отце еще сохранилось добро.

Не знаю, знал ли сам Вейдер, что это самое добро в нем еще есть, но вот странная, похожая на отчаяние, тяга к сыну завладела Темным Лордом Ситхов полностью.

Блистательная сцена: Вейдер буквально примчался к Императору, сказать, что сын прилетел с повстанцами на Эндор. И Палпатин, не скрывая раздражения, отправляет Вейдера ждать прихода Люка. Между учителем и учеником назрел серьезный раскол. Оба понимают, что уже не нужны друг другу. "Только двое их: учитель и ученик". Теперь в компании появился третий. И кому-то одному придется уйти.

Император предвидел приход Люка. И уж наверняка чувствовал волнение Вейдера. В диалоге "мастер-ученик" последний подчиняется приказу. В диалоге отец-сын оба оппонента не намерены сдаваться. Если прийти к Вейдеру первый раз казалось крайне нерациональным поступком, то "второе пришествие" сына к отцу уже можно назвать форменным безумием.

Вот так вот просто прийти и заявить ситху, без всякого вступления: "Я знаю, в тебе есть добро. Император не смог тебя лишить его полностью. Поэтому ты не смог убить меня. Поэтому ты не отдашь меня Императору". Форменное хамство!

Люк отворачивается от Вейдера. За спиной раздается шипение активированного меча. Скайуокер-младший вздрагивает. - Я вижу, ты сконструировал новый световой меч...

А что еще можно сказать после ТАКОГО? Впервые за два десятка лет Вейдер услышал слово "добро", примененное к его персоне. Верил ли Люк сам в то, что говорил? "Я должен попробовать" - говорит он сестре. Нет, Люк. На этот раз тебе придется СДЕЛАТЬ. Убедить в существовании человека под черной маской себя, сестру и самого Вейдера.

А Вейдер, в отличие от своего идеалиста-отпрыска, слишком хорошо понимает, что ждет Люка после попытки "увести" отца с Темной стороны пред светлыми очами Императора. И делает все, чтобы сын произвел "правильное" впечатление на повелителя. Но Люк поступил иначе.

Дарт Вейдер/Энакин Скайуокер терял в своей жизни очень много: Квай-Гона, маму, жену и семью, учителя и друга Оби-Вана, самого себя. Потери любимых людей сделали из него бездушную машину. Во что бы превратился Вейдер, потеряв сына, не мог представить даже он сам. "Я обещаю тебе. Я сделаю так, чтобы люди не умирали..." - Энакин Скайуокер говорил когда-то это своей невесте. Сейчас на его глазах умирал их собственный сын. А шахта реактора оказалась такой близкой:

Отец и сын встретились, чтобы расстаться. Только несколько минут они смогли посмотреть в глаза друг другу. Но эти минуты стоили того, чтобы одному из них умереть, а другому остаться жить. Для Скайуокера-старшего наконец все кончилось, для Скайуокера-младшего все только начинается. Теперь править Галактикой детям придется одним.

Автор: Nash Brik
К слову: Точка зрения авторов может не совпадать с точкой зрения редакции журнала, его читателей и уважаемого господина Дж.Лукаса.

Идея и поддержка © Nash Brik
Техническая поддержка: serduk.org.ua
DeadMorozz © was here ™ | Собрано ручками | FAR forever.